Про горох

- Я  отсюда не уйду, - взобрался на  кучу  гороха  Хома,   пока сам
собой до пола не опущусь.
- Как - до пола?
- Ну,  пока все не съем,  - ответил Хома. -  Так  и буду опускаться.
Постепенно.
- И я, - поддакнул Суслик. - Постепенно.
Какая для них жизнь наступила!
Не жизнь -- объеденье! Объедались...

Источник:  "Сказки о Хоме и Суслике" Алеберт Иванов.





Другие:

О еде
«Еда — штука хитрая. Есть нужно уметь, а представьте себе — большинство людей вовсе есть не умеют. Нужно не только знать что съесть, но и когда и как. И что при этом говорить. Да-с. Если вы заботитесь о своем пищеварении, мой добрый совет — не говорите за обедом о большевизме и о медицине. И — боже вас сохрани — не читайте до обеда советских газет. Пациенты, не читающие газет, чувствуют себя превосходно. Те же, которых я специально заставлял читать «правду», — теряли в весе.»

Источник:  Прфессор Преображенский. "Собачье Сердце". Михаил Булгаков

Беляши и люди
- Беляши -- лучшие друзья лЮдей!
Из живого журнала ash-tree

Данилов, демон на договоре в Пятом из девяти слоёв. Пятый слой "Ученый", Академия домашнего хозяйства.

" Запахло пирогами. Данилов оживился,  пошел  на  запах  и  понял,  что приближается  к   Академии   домашнего   хозяйства.   В   силу   житейской необходимости сам Данилов был кулинар, полотер и посудомойка, в  помещения академии он шел с любопытством. Сотрудники академии, хотя их  исследования и открытия не совершали переворотов, а могли лишь привести к мелким порчам и потравам, трудились увлеченно. Видно, любили свое дело. Кто  писал,  кто ставил опыты. Иные стояли у кухонных плит и печей - голландских,  русских, занзибарских, газовых, электрических, глиняных, у  примусов  и  керосинок, иные брызгали жидкостью на паркетные  и  мозаичные  полы,  иные  поджигали обои, иные старались проглотить  пылесосом  валансьенские  кружева,  иные, накидав на ковры снега, выбивали из них пыль ружейными  шомполами.  Работы всюду шли серьезные. Ученые личности составляли для людей мнимые  рецепты.

На вид рецепты должны были  быть  как  бы  подлинными,  но  один  или  два компонента их по давней традиции  (и  фараоны  кушали  пшеничные  лепешки, испеченные по тем рецептам) полагалось вводить  ложные.  Данилову  попался сейчас на глаза составитель рецепта для варки  клецок.  Как  этот  мученик страдал над газовой плитой! Гремел кастрюлей, эмалированной, пятилитровой, чадил, бранился. Клецки из манной крупы  получались  у  него  все  ровные, круглые и вкусные. Стало быть, брак. Ему надо было сварить клецки, которые бы разбегались. Он и Данилова, стоявшего рядом,  в  усердиях  не  замечал.
Наконец со