Такой разный и удивительный Собир Рахметов

Один из богатейших в советском прошлом ташкентский Государственный Музей Искусств. Зал живописи  второй половины ХХ века.
Старик в сурхандарьинском ярком чапане одновременно и смотрит, и не смотрит на меня с полотна. Почерк автора трудно не узнать. «Собир Рахметов!» - мгновенно возникает мысль. Я не видела ранее эту картину мастера, но угадала её среди множества картин безошибочно. «С.Рахметов, «Сурхон бобо»» - значилось под картиной. Старик, древний и загадочный, как сама Сурхандарья.



Собир Рахметов, наша академическая классика. Я тогда подумала, что столь узнаваемых портретов, как у Собира Рахметова нет ни у кого из наших мастеров. Что-то неуловимое и неумолимо узнаваемое в каждом из них. Нечто, что есть великое мастерство, яркий стиль и характерный почерк. Об этом я вспомнила несколько месяцев спустя, в мастерской Собира Рахметова.



И уже готов был сорваться с губ вопрос о тайне его портретов. Но остановилась, потому что в мастерской я смотрела на совсем иные лица. Теперь приходило осознание, в том, как была не права в той самой мысли о характерном почерке.

Потому что не почерком и стилем объединены портреты Собира Рахметова.
Тот сурхандарьинский старик из Музея искусств, был ярок и реален, словно его собственное отражение в старом зеркале.

А как же вот этот мальчик? Призрачный, словно фарфоровый. Он как тень, как воспоминание, как отпечаток мгновения, которое уже никогда не вернется. Это портрет Хамида Алимджана. Символа целой эпохи, ушедшего вместе с ней.
 



И вновь в другом портрете все совсем иное. Человек-музыка, человек-маком, человек-знак. Юнус Раджаби. Он будто часть восточной миниатюры, написанной к поэме Алишера Навои. Навои, стихи которого он так любил и не менее любовно переносил в тело узбекского макома.



Еще один портрет Юнуса Раджабий. Тонкий, лиричный, светлый. Разве это зеркало?  Это отраженье в воде... Или в небе.

 

Новый портрет заставляет мое сердце биться чаще. «Мое всё» в узбекской поэзии – Гафур Гулям. Он ушел из жизни за год, до моего появления на свет. И я представляла его себе только по старым черно-белым фильмам Узбеккинохроники, где пожилой и грузный Гафур Гулям выступает с трибуны очередного съезда.
Вот неожиданный подарок судьбы: Собир Рахметов пишет Гуляма именно таким, каким я вижу его за строками его стихов.



Словно праздника флаги - узбекские крыши!
Полюбуйся, как принарядилися, глянь;
Кумача и атласа не сыщется краше,
В мире мастера нет, чтоб соткать эту ткань
...
Если шкуру тигровую гладят рукой,
Что она для живого ревущего тигра?
Ах, с какой бы охотою весь свой покой
Я б сменял у природы на детские игры.
                                (Полюбуйся на узбекские крыши. Гафур Гулям)

Мы напросились в гости к Собиру Рахметову на одной из выставок.
- Мы так соскучились! Мы уже год не общались с вами, - сказали мы
- Так почему же не приходите? Телефон же есть? А то я уж подумал, что «Лангар» меня забыл, - смеется мастер, - Я жду вас
- Вы так заняты, - оправдываемся мы, но мгновенно соглашаемся «на гости»
В мастерской Собира Рахметова рабочая обстановка. Незаконченный натюрморт:





Чудные антикварные предметы – их всегда много в мастерской художника.

 

Он говорит, что они дают вдохновение, потому что это вещи «с душой» и особой энергетикой.



Просим показать нам новые работы.
Мастер извлекает на свет два огромных полотна по мотивам «Туркестанского альбома»
Мы видели их в прошлом году. Но что это? Лица людей из прошлого совершенно преобразились.
Собир Рахметов переработал, казавшиеся уже завершенными картины.

 

- Как можно работать над картиной столь длительный срок? –спрашиваю я, - Тем более с перерывами, ведь меняется видение, меняется настроение, уходит изначальный образ. С каждым подходом к полотну…
- Если вопрос о передаче лишь образа, то да, меняется многое. Но когда хочешь передать посредством образа некую идею, то вот она, идея, тебя не отпустит. Она живет и не дает покоя до тех пор пока не будет реализована. Идея не теряется ни за месяцы не за годы, и мало она зависит от настроения.
- Да, скорее наоборот…

Мы перемещались по мастерской, и глаза из-под белой чалмы неотрывно следили за нами.
- Вы заметили? – спросил шепотом кто-то из журналистов, - он все время на нас смотрит…

 

- «Если его где–нибудь встретишь, не убивай. Очень тебя прошу» - пошутил кто-то цитатой из «Мимино»
- Шутки-шутками, а не по себе как-то…
- Есть ли особый прием, которым достигается этот эффект? – спросили мы мастера
- Есть, - ответил Собир Рахметов. И преподал нам великолепный урок по анатомии человеческого глаза, основным мышцам лица и мимике.
- Вы рассказываете об этом своим студентам?
- А как же?! Это азы, первооснова профессии. Это то, что есть профессионализм.
- А талант? – хитро спросили мы
- Талант без знаний и трудолюбия имеет мало шансов выжить. Сколько таких случаев с молодыми художниками прошло на моих глазах. Нужно работать и работать, писать ежедневно, писать много. Иначе никак.
Время шло, и хотя мы уже знали тайну взгляда молодого человека в чалме, воздействие его на нас меньшим не стало.
Была в этих двух портретах еще одна странность: полотно вокруг них, казалось, светилось, и фигуры сидящих были объемными.
Мы долго молча стояли перед полотнами, пытаясь осознать происходящее.
Мастер сам указал нам  на причину загадочного свечения.
Достаточно было подойти вплотную к холсту. Холст был практически сеткой. Плотные слои краски формировали людей, а в свободном пространстве фона масло покрывало лишь нити. И холст вокруг фигур, казавшийся сплошным пятнистым фоном просвечивал! Это были не пятна. Это было пространство, пустота, ничто.




А потом мы смотрели Гиланский цикл Собира Рахметова


 
Гилан – живописный горный кишлак в Кашкадарье.

 

Место первозданное, не тронутое цивилизацией. Одна из самых дорогих и близких тем для Собира Рахметова.

 

И конечно портреты. Портреты гиланских стариков.

 

Мы засиделись в мастерской до ночи. Говорили о многом. О людях, о творчестве и мастерстве, о студентах нашего Института Художеств, о семье, о картинах, о камнях, о баннерной рекламе, о компьютерном дизайне и тайнах живописи.
Весь этот разговор трудно переложить в рамки текста простого интервью. Потому что каждая линия нашего разговора с Собиром Рахметовым – сложнейший пласт, требующий неспешного осмысления.

Мы продолжили свою беседу с Мастером в уютной чайхане на Себзаре, где готовят вкуснейший лагман. И долго не могли разойтись.


Народный художник Узбекистана, академик, профессор кафедры живописи, Собир Рахметов.
 


Удивительный мастер, человек высочайшей душевной красоты, он воплощает в себе все то, что входит в понятие «культурный Восток».

И еще, о земном. После встречи  мне не дает покоя одна мысль. Мысль об огромном кусте желтого острого перчика «аччик», который растет в старом чугунке в мастерской художника.

 

Мне нестерпимо возжелалось такого же роскошного куста. Я уже представила, как выращу такой куст. Ко мне будут приходить гости и спрашивать «Аах! Что это?!» А я буду отвечать: «Это Аччик из мастерской знаменитого портретиста, сын куста Аччика самого Собира Рахметова» Собир-ака обещал дать семена, а я за разговорами о них забыла.
Так что придется вернутся в мастерскую. Тем более что я не успела задать еще столько вопросов…




Сабир Рахметов. Все тайны живописи…
Сабир Рахметов. Чудеса в мастерской
Чайхана на Северном Алмазаре, Ковок сомса и родовитый пловчи


Название: Такой разный и удивительный Собир Рахметов
Теги: Искусство, Узбекистан, Узбекистан в лицах
Количество показов: 3190
Дата:  22.05.2012


Поиск по Тегам
Поиск по словам

Оставьте отзыв, дайте свой комментарий или задайте вопрос:
Доступно только зарегистрированным пользователям. Зарегистрироваться?


Новости сайта

Мастер классы по кондитерскому мастерству от Грэхэма Джона Эдвардса
Ассоциация Поваров Узбекистана сообщает: Впервые в Узбекистане с 19-23 мая 2014 г. прошли мастер классы шеф кондитера из Великобритании Грэхэма Джона Эдвардса по программе WACS «Train-the-Trainer» «Western European pastry»

Кулинарные путешествия

Самарканд. Регистан. Я покупаю ляган
Самарканд. Регистан. Я покупаю ляган

Кулинарный юмор

Сорок драже "Тик-Так" на завтрак, семьдесят на обед и тридцать на ужин. Вес постоянный, дыхание свежее. Правда, слабое...

Магазины Ташкента

Кулинарные сайты

Еврейская кухня на Jewish life

Особенности, традиции и рецепты еврейской кухни. Хороший раздел по обрядовой еврейской кухне.

Вопросы технологии и продукты

Конкурс мастеров карвинга. Великолепный арбуз
Конкурс мастеров карвинга. Великолепный арбуз

Ремесла, искусство, традиции

Волшебные дастарханы Фариды Нарзиевой
Волшебные дастарханы Фариды Нарзиевой

Кулинарный Узнет

Мампар настоящий

Кулинарные цитаты, афоризмы

Кулинария или живопись?

Авторизация:

Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?

Совет дня

Вода, в которой вы замачивали горох нут на сутки, хорошее косметическое средство. Питающее и заживляющее кожу. Перед тем, как её вылить стоит ею умыться. Еще этот желтый настой хорошо питает волосы.

Читайте новости...

... о рецептах на сайте, просто заходя на Яндекс

добавить на Яндекс

Ваше мнение

Ваш любимый Ташкентский базар












  

Партнеры проекта:

free counters